slon_76 (slon_76) wrote,
slon_76
slon_76

ВВС 9-й армии. Хроника 30.11.39-11.01.40.

Лет эдак 5 назад задумали мы с моим хорошим приятелем Денисом С. написать хронику боевых действий ВВС РККА в "Зимней войне" 1939-40 гг. Гипотетическая книга по задумке должна была иметь три тома, разбитые по наиболее характерным этапам: начало войны - 7-11 января(грубо говоря до формирования Северо-западного фронта); начало января - 11 февраля; 11 февраля - конец войны. Взялись с большим энтузиазмом, но в результате в силу различных причин так хотя бы до промежуточного итога дело и не довели. Денис "подвис" на ВВС КБФ, я - на ВВС 7-й армии. И ведь не сказать, что мало сделали, материала - море, написанно тоже немало. Но чтобы довести до ума и доделать все это чего-то все время не хватает - то времени, то желания, то еще чего. Вот и лежит все сдаленное и "пылится" в моем ноутбуке и что делать с этим не знаю. В общем решил я выложить то, что у меня получилось по ВВС 9-й армии за первый период.


Введение

Согласно представленному 29 октября 1939 года командующим войсками Ленинградского военного округа командармом 1-го ранга К.А. Мерецковым плану операции «по разгрому сухопутных и морских сил финской армии» формирование отдельной армии для захвата Кеми и Оулу не предусматривалось. Авиационную поддержку наступающим на Оулу и Кеми частям должны были оказывать ВВС Мурманской армейской группы. Впрочем, особой необходимости в существовании на «карельско-ребольском направлении» армейского управления, по мнению Мерецкова, и не было, поскольку советская разведка выявила на участке от Петсамо до Видлицы лишь «мелкие подразделения полевых войск», что, строго говоря, было близко к истине. Поэтому Мерецков полагал, что здесь Красная Армия без труда решит задачу силами трех дивизий, объединенных управлением Особого стрелкового корпуса.

Однако в Москве оптимизма Мерецкова не разделяли, и как только после неудачного завершения третьего раунда советско-финляндских переговоров приготовления к войне вступили в фазу практической реализации, силы, разворачиваемые в северной Карелии, решено было увеличить до двух стрелковых корпусов и четырех дивизий с частями усиления. Уже 16 ноября увидела свет директива ЛВО за номером 4674сс, согласно которой для действий на Улеаборгском (По названию города Улеаборг, как по старинке продолжали именовать финский город Оулу) направлении формировалось Управление 9 армии сокращенного состава, а в состав армии срочно перебрасывалось управление 47 стрелкового корпуса. Командующим армией назначался комкор М.П. Духанов, местом дислокации штаба армии была выбрана Кемь, а позже он перебрался в Ухту (Ныне г. Калевала).

Из состава ВВС Белорусского Особого военного округа изымалась 16 скоростная авиационная бригада в составе трех полков СБ, два из которых предназначались будущей 9 армии. Полки предполагалось разместить на аэродромах Чикша и Подужемье, однако суровая реальность быстро разрушила эти планы. Чикша по самым оптимистичным подсчетам могла принять не более двух эскадрилий бомбардировщиков, о базировании СБ в Подужемье нельзя было и мечтать, причем объемы и темпы ведущихся на аэродроме строительных работ по расширению летного поля никаких надежд на исправление ситуации к началу войны не оставляли. В итоге к началу боевых действий «авиагруппа 9 армии» под командованием полковника Мельникова состояла из одной единственной эскадрильи истребителей И-15бис под командованием капитана Сафронова, прибывшей 26 ноября из состава 72 сап. Из состава эскадрильи к боевой работе в сложных метеоусловиях были относительно готовы только шесть пилотов, что еще сильнее ограничивало возможности авиагруппы. Кроме четырнадцати «бисов» у армии было еще несколько вспомогательных самолетов, в том числе один Р-5. Базировались самолеты авиагруппы на аэродроме Чикша в 8 км восточнее Ухты, что, собственно, и предопределило район их боевой деятельности на первый месяц войны.

Стоявшая перед армией задача подразумевала рассечение территории Финляндии надвое в самой узкой её части с выходом к Ботническому заливу в районе городов Кеми и Оулу. С учетом блокадных действий Балтийского флота на морских коммуникациях, действия 9 армии должны был изолировать Финляндию от внешнего мира, перерезав железнодорожную ветку, связывавшую центральные и южные районы страны со Швецией. Кроме того, войска армии имели задачу воспретить отход финской армии на север. Участок ответственности армии занимал огромную территорию от Ребол до Кандалакши (протяженность будущего фронта по линии границы составляла около 500 км), слабо заселенную и с крайне бедной дорожной сетью, зато богатой болотами, озерами и лесами. С учетом этих обстоятельств наступление частей 9 армии должно было происходить по трем фактически изолированным друг от друга направлениям и лишь на территории Финляндии с выходом на идущие вдоль границы дороги создавалось некое подобие сплошного фронта. В глубоком тылу армии на расстоянии более 200 км проходила Кировская железная дорога, по которой шло все питание армии. От трех основных станций снабжения (Кочкома, Кемь и Африканда) к границе шли три грунтовые дороги, по которым автотранспортом и доставлялись грузы для действующих частей. Сложности условий местности дополнялись отсутствием в армии подробных топографических карт. Воевать приходилось, конечно, не по пачке «Беломора», но все же по далеко не отвечающим требованиям момента дореволюционным картам довольно крупного масштаба (исчисляемого еще в дюймах). Однообразная местность в купе с очень неустойчивой погодой создавали большие трудности в ориентировании на местности для авиации, что стало причиной многочисленных случаев потери ориентировки летчиками, особенно в первые дни войны.

Планирование операции 9 армии также не отличалось тщательностью и взвешенным подходом. Не ожидая встретить здесь серьезного сопротивления со стороны противника, командование армии рассчитывало скорее на победный марш, чем на серьезную боевую операцию. Войскам были заданы совершенно нереальные темпы продвижения, предполагавшие на первом этапе операции 14-18 км в сутки, а на последнем – до 30 км в сутки! К Ботническому заливу войска армии должны были выйти через 20 дней после начала войны.

Главный удар армия наносила на своем южном фланге силами разворачивающегося здесь Особого стрелкового корпуса под командованием комдива М.С. Шмырева. Наступая от Ребол через Каяни, части корпуса должны были выйти к Оулу и взять его. К началу войны на границе находилась 54 горно-стрелковая дивизия двухполкового состава, а вслед за ней должна была выдвигаться 44 стрелковая дивизия, подразделения которой только начали прибывать в состав 9 армии. Севернее обеспечивающий удар наносился силами 47 стрелкового корпуса комбрига И.Ф. Дашичева. Две дивизии корпуса действовали на двух направлениях, разделенных без малого полутора сотнями километров. На центральном направлении на Суомуссалми и далее через Пуоланка к Оулу наступала 163 стрелковая дивизия корпуса, а на северном направлении – 122 стрелковая дивизия, задачей которой было через Кемиярви и Рованиеми выйти к Кеми и захватить его.

Весьма странно выглядят задачи, поставленные перед авиагруппой 9 армии. Так, в первую очередь от авиации требовалось «уничтожить матчасть самолетов на площадках Кеми, Оулу (Улеаборг)», а так же «разрушить жд узел Кеми». Указанные объекты отделяли от Чикши 280-320 км, т.е. расстояние, не преодолимое для И-15бис даже без бомб (если конечно не отправлять самолеты «в один конец»). Просто анекдотично на этом фоне выглядит указание «не разрушать крупные жд мосты». Очень актуальное замечание для И-15бис, способного поднять в лучшем случае пару ФАБ-50! Проблематичным было выполнить и две другие задачи, а именно «прикрыть группировку корпуса комдива Шмырева» и «действовать с войсками на поле боя и по колоннам, скоплениям противника на направлении главного удара армии». Район действий корпуса находился в полутора сотнях километров от аэродрома истребителей, что означало, что в лучшем случае истребители смогут находиться там в течение лишь нескольких минут. Разместить же истребители ближе к району действий Особого стрелкового корпуса было невозможно из-за отсутствия там подходящих посадочных площадок.

Таким образом, становится очевидным, что командование 9 армии ставя задачи перед своей авиагруппой просто продублировало полученные «сверху» общие распоряжения на сей счет. Чем авиагруппа армии должна была заниматься в первые дни войны даже в общих чертах из приказа командующего 9-й армией остается совершенно непонятным, поскольку ни одна из поставленных задач не соответствовала реальным возможностям авиагруппы армии на начало войны.

Спешка с формированием армии привела к тому, что к началу наступления далеко не все из предназначенных армии частей прибыли к местам сосредоточения. Кроме 44-й дивизии в пути находились, например, предназначенные армии танковые батальоны. Бедность аэродромной сети привела к тому, что имевшаяся у армии авиация могла поддерживать войска лишь на центральном направлении, таким образом, наносивший главный удар Особый стрелковый корпус оставался вообще без авиационной поддержки. В его распоряжении было лишь 61-е авиазвено связи в составе одного У-2 и трех легких самолетов-амфибий Ш-2. Впрочем, это обстоятельство не сильно беспокоило командующего фронтом К.А. Мерецкова и командующего армией М.П. Духанова (напомним, что по первоначальному плану иметь авиацию на этом направлении вообще не предполагалось), поскольку длительной войны и серьезного сопротивления противника не ожидалось.

Нельзя не отметить, что данные советской разведки о слабости противника на севере Финляндии, в общем, соответствовали реальному положению дел. Оборона севера страны, начиная от района южнее Лиексы и до Петсамо, лежала на войсках Северо-финляндской группы под командованием генерал-майора В. Туомпо. В состав группы входили северо-карельская и лапландская группы, а так же два отдельных батальона. Даже после октябрьской мобилизации на 800-километровом участке ответственности Северо-финляндской группы было развернуто всего семь батальонов, одна отдельная рота, усиленные пограничниками и парой артиллерийских батарей.  Эти силы были сравнительно равномерно «размазаны» вдоль границы. Ни авиации, ни средств ПВО в распоряжении Туомпо не было, однако для ведения воздушной разведки на участке Северо-финляндской группы командованием финских ВВС было выделено звено скоростных бомбардировщиков «Бленхейм» из состава LLv 44, способных с аэродромов в центральной части Финляндии вести разведку большей части района действий 9-й армии.

  
Карта основного района боевых действий ВВС 9-й армии на первом этапе военных действий. Условные обозначения на карте к данной статье отношения не имеют.

30 ноября 1939 года.

В 8.30 части 9-й армии пересекли границу Финляндии. Спустя полчаса и единственный в этот день боевой вылет совершило звено И-15бис авиагруппы армии. В течение полутора часов эти истребители патрулировали в районе Лонкка – Войница – Вокнаволок – Важенвара над частями 163-й дивизии, двумя колонами выдвигавшимися к финской границе. Выполнить запланированную командующим армии задачу по ведению воздушной разведки в районе Суомуссалми из-за плохой погоды авиация даже не пыталась.

1 декабря 1939 года.

Утром одиночный «Бленхейм» из состава LLv 44, совершая разведывательный полет над районом наступления 9-й армии, атаковал бомбами и пулеметным огнем обозы 163-й дивизии в районе деревни Войница. По сигналу тревоги с аэродрома Чикша в воздух были подняты шесть И-15бис «для вывода материальной части из под удара». Противник над Чикшей не появился, но тем не менее обратно на аэродром сели только пять истребителей. Командир звена Цуриков самостоятельно отправился на поиски противника и в результате потерял ориентировку. В 16.45 на поиски пропавшего И-15бис был направлен штабной Р-5 авиагруппы армии, который обнаружил севший вынужденно истребитель у озера Топозеро (Ныне является составной частью в Кумского водохранилища) в 80 км северо-восточнее Ухты. Истребитель при посадке проломил лед стойками шасси, пилот не пострадал. Других боевых вылетов из-за низкой облачности в этот день авиагруппа армии не производила.

2 декабря 1939 года

Плохая погода по-прежнему препятствовала активной боевой работе, тем не менее, для оказания поддержки «застрявшему» перед финскими позициями на дороге, идущей от Важенвары к Суомуссалми (печально знаменитая в будущем «дорога Раате») 759-му сп 163-й дивизии, авиагруппа армии нанесла бомбовый удар по войскам противника в районе Суомуссалми. Однако неприятности начались уже при вылете группы в составе пяти И-15бис. Лейтенант В.П. Третьяков на разбеге упустил направление взлета и врезался в телеграфный столб. Хотя летчик отделался «легким испугом», повреждения самолета были «не совместимы с жизнью» и его пришлось списать.

Остальные подготовленные к вылету четыре истребителя все же взлетели и направились к Суомуссалми, где с небольшой высоты сбросили на противника мелкие осколочные бомбы. Финны ответили огнем из стрелкового оружия. Маневрируя, советские истребители потеряли друг друга из вида, в результате чего на свой аэродром вернулся только один самолет, в котором насчитали семь пробоин. Остальные три самолета, пытаясь отыскать свой аэродром, израсходовали горючее и совершили посадку в районе Тикшозера в 40 километрах южнее своего аэродрома. При посадке И-15бис лейтенанта А.П. Андрющенко скапотировал и был почти полностью разбит (ремонтопригодными остались только мотор и верхнее крыло). Летчик, к счастью уцелел.

3-4 декабря 1939 года.

Из-за плохой погоды авиагруппа армии боевых вылетов не производила.

5 декабря 1939 года.

Погода немного улучшилась, что позволило начать, наконец, вылеты на разведку противника. С 10.20 до 13.05 две пары И-15бис вели разведку районов к северо-западу от района наступления 163-й дивизии, и к юго-западу соответственно. Параллельно истребители разбрасывали листовки, в ответ на что финны обстреливали самолеты с земли. Потери ориентировки летчиками авиагруппы 1-2 декабря вынудили полковника Мельникова пойти на нетрадиционные шаги. Обе пары И-15бис до границы поочередно сопровождал штабной Р-5, на борту которого находился флаг-штурман группы капитан Юрко. В районе хутора Лонкка истребители оставляли своего «поводыря» и направились выполнять задачу. Р-5 все это время находился в патрулировал в воздухе в указанном районе и по возвращении разведчиков сопровождал их к аэродрому. Опыт был сочтен весьма успешным.

6 декабря 1939 года.

Пользуясь улучшением погоды, авиагруппа армии заметно активизировала свою деятельность. В 10.15 два звена И-15бис снова в сопровождении Р-5 вылетели для разведки и атаки резервов и тыла финских войск, противостоящих 16-й дивизии в районе Кусамо – Нива – Пуоланка. Пилоты отметили подход войск противника с северо-запада и атаковали замеченного противника, для «закрепления эффекта» разбросав над ними еще и несколько сотен листовок. В ответ истребители были обстреляны ружейно-пулеметным огнем. Два И-15бис из-за полной выработки горючего вынужденно сели в районе Шомбозера, остальные благополучно вернулись на свой аэродром. Во второй половине дня четверка И-15бис вылетела для атаки обнаруженных утром войск противника. Финны встретили советские истребители огнем с земли, истребители сбросили бомбы и обстреляли противника из пулеметов. Практически все советские машины получили по нескольку пробоин, однако обратно на свой аэродром вернулись только два из них. О судьбе старшего лейтенанта Соколова и лейтенанта Краснова ничего известно не было.

7 декабря 1939 года.

Погода снова испортилась, тем не менее, пара И-15бис вылетала на поиски не вернувшихся 6 декабря летчиков, однако поиски закончились безрезультатно. В 21 час наступавшие по рокаде с севера подразделения 81-го горнострелкового полка 163-й дивизии вошли в Суомуссалми. Финские части отошли за озеро южнее деревни.

8 декабря 1939 года.

Пока части южной группы 163-й дивизии подтягивались в Суомуссалми и готовились атаковать закрепившихся на южном берегу озера Хаукиперя финнов, истребители авиагруппы армии по заданию командующего пытались определить, подходят ли к противнику резервы. Звено истребителей утром прошло по маршруту Писто – Нива (Или-Нальянка) – Пуоланка – Суомуссалми. Вторую половину дня летчики посвятили поискам пропавших 6 декабря, для чего было выполнено два вылета на И-15бис и два на Р-5, однако, не смотря на все усилия, поиски успеха не имели и едва не закончились новой трагедией. В ходе одного из полетов пилот И-15бис переохладил мотор и вынужденно сел в 35 километрах восточнее Ухты. К счастью, посадка была произведена удачно, самолет и летчик не пострадали.

9 декабря 1939 года.

163-я дивизия в течение всего дня вела бой с целью захватить плацдарм на южном берегу озера Хаукиперя, однако успеха не имела и понесла большие потери. Авиагруппа армии свое участие в этих атаках ограничила вылетом пары И-15бис на поиск резервов противника в треугольнике Суомуссалми, Пуоланка, Хюрюнсалми. Еще одна пара истребителей вела разведку и бомбила замеченного противника в районе Кухмониеми, оказывая поддержку частям 54-й горнострелковой дивизии. Основные же усилия авиагруппы были сосредоточены на поиске пропавших 6 декабря авиаторов, с этой целью было выполнено четыре вылета. И эти поиски, наконец, принесли плоды. На льду озера Киантаярви были обнаружены обломки истребителя старшего лейтенанта Соколова. Сам Соколов в 21.30 пешком пришел на заставу №8 Калевальского погранотряда у озера Верхняя Лабука. Летчик при посадке сильно разбил лицо и трое суток пробрался от озера к границе. Пограничники оказали Соколову первую помощь.

10 декабря 1939 года.

Наступление 163-й дивизии возобновилось на северном фланге. 662-й сп попытался форсировать озеро Пииспаярви, но в результате боя был отброшен на исходные позиции. Авиагруппа армии вновь высылала две пары истребителей для разведки в районы Кухмониеми и Хюрюнсалми, однако из-за низкой облачности и тумана в районе целей выполнить задание не удалось, несмотря на то, что иногда летчики опускались до высоты 50 метров. Тем не менее, помощнику командира эскадрильи старшему лейтенанту Н.С. Коровину удалось обнаружить крупную колонну финских войск и атаковать её бомбами с высоты всего 50-60 метров. Финны обстреляли советские истребители огнем стрелкового оружия. В результате два И-15бис вернулись, имея по четыре пробоины.

Р-5 и «бисы» продолжали поиск не вернувшегося 6 декабря лейтенанта Краснова, выполнив по два самолетовылета в район Топозеро, Ваньгозеро и далее на юг до Шомбы. В результате самолет был обнаружен у озера Хармушъярви в 20 километрах от Ухты. Старший лейтенант В.П. Салютин на И-15бис произвел посадку на лед для оказания помощи, на лыжи его самолета провалились под лед, и он застрял. Зато И-15бис Краснова был совершенно исправен, но не имел ни капли горючего. Сам Краснов был так же здоров.  

Созданная накануне Ставка Главного Командования РККА решила развернуть в составе 9-й армии полноценную авиационную группировку, для чего распорядилась направить сюда дополнительные силы авиации. Для поддержки 122-й стрелковой дивизии были выделены две эскадрильи И-15бис из состава 38 иап 59-й авиабригады и эскадрилья СБ 9 сбап, еще одну эскадрилью И-15бис из состава 19 иап 54-й авиабригады для поддержки 163-й дивизии, а так же 41 сбап в полном составе для поддержки частей армии в целом и выполнения заданий Ставки. Общее руководство авиацией армии возлагалось на формируемый штаб военно-воздушных сил 9 армии, командовать которыми был назначен Герой Советского Союза комдив П.В. Рычагов. Начальником штаба назначался комбриг Юсупов, военным комиссаром – батальонный комиссар Политыкин. Полковник Мельников становился заместителем командующего ВВС армии.

Перед ВВС армии  Ставкой были поставлены следующие задачи:

а) действовать в тесном взаимодействии с пехотными частями армии, уничтожая живую силу противника;

б) разгромить жел. дор. узлы Оулу (Улеаборг), ст. Контиомяки и систематическими налетами прервать железнодорожное сообщение через указанные узлы;

в) разрушить все жел. дор. мосты, в том числе и большие;

г) прикрыть наступление войск армии.

11 декабря 1939 года.

Прибывшая в район Суомуссалми финская пехотная бригада под командованием полковника Сииласвуо перешла в контрнаступление и перерезала дорогу, ведущую от Суомуссалми на восток, т.н. дорогу Раате.

Авиагруппа армии парой истребителей продолжала вести разведку в районе Хюрюнсалми, при этом пилотам удалось обнаружить только что развернувшийся штаб Сииласвуо недалеко от Хюрюнсалми, но почему-то они не атаковали его. Вторая пара вела разведку в районе Тайвалкоски – Писто. По донесениям пилотов в районе Тайвалкоски они атаковали несколько грузовиков и небольшие группы пехоты противника, сбросив на них четыре осколочные бомбы АО-10 и обстреляв из пулеметов. Днем в районе КП армии в Юнтусранте было отмечено появление двухмоторного самолета противника, на перехват которого с Чикши было поднято звено И-15бис, но летчики самолет противника не обнаружили, что неудивительно, учитывая 85 километров, отделявшие Чикшу от Юнтусранты.

12 декабря 1939 года.

Продолжая наступление, бригада Сииласвуо оттеснила 759-й сп 163-й дивизии к окраинам Суомуссалми и захватила переправу через озеро Хаукиперя. Авиагруппа армии тем временем продолжала действовать по намеченному накануне плану.

Вечером командующий 9 армией получил из Генштаба приказание «решительно наличной авиацией разбомбить и разрушить узел жел. дорог – ст. Контиомяки». Для выполнения этой задачи были задействованы почти все имевшееся в наличии исправные истребители, кроме того, впервые в боевых вылетах принял участие единственный Р-5 авиагруппы. В 10.40 группа в составе одного Р-5 и четырех И-15бис вылетела для удара по Контиомяки, имея задачу попутно уничтожить обнаруженный накануне финский штаб в Хюрюнсалми. Штаб летчики обнаружить не смогли, поэтому отправились к станции Контиомяки, где обнаружили эшелон, стоящий под разгрузкой. Р-5 сбросил четыре АО-10 и четыре ФАБ-50 с высоты 2000 метров, три «фугаски» попали в полотно железной дороги и, судя по докладу экипажа, произвели просто-таки невероятные разрушения: «полотно узкоколейки в нескольких местах разрушено, так же 15-16 платформ с неизвестным грузом, находившийся на узкоколейке». Истребители сбросили в районе Контиомяки еще 16 АО-10. Любопытно, что согласно воспоминаниям Сииласвуо, советская авиация в этот день действительно бомбила эшелон, но в… Хюрюнсалми!

В 12.05 группа произвела посадку в Чикше, а после дозаправки и перевооружения в 13.10 та же четверка И-15бис отправилась на поиск резервов противника: одна в район Иля-Нальянка – Пуоланка, вторая в район Кусамо – Тайвалкоски. В районе Тайвалкоски летчики обнаружили большое скопление автомашин и небольшие группы войск, на которые сбросили 16 АО-10 и расстреляли почти три тысячи патронов. Но вскоре выяснилось, что летчики и на этот раз сильно «промахнулись» более чем на 50 километров и атаковали… 662-й полк, понесший в результате налета потери.

В связи с большими потерями матчасти в результате поломок, аварий и вынужденных посадок в авиагруппе армии число исправных истребителей сократилось до шести. Однако командование округа своевременно прияло меры. Еще 10 декабря пять пилотов авиагруппы армии выехали в Петрозаводск, тогда же туда были перегнаны пять И-15бис, ранее принадлежавших 26 иап 54-й авиабригады. Вечером 12 декабря летчики авиагруппы перелетели на этих истребителях в Чикшу, доведя, таким образом, число боеготовых И-15бис до одиннадцати. Всего в составе авиагруппы было 15 истребителей, два из которых были неисправны, а еще два находились на местах вынужденных посадок. Кроме того, в Кемь из Красногвардейска прибыл эшелон с девятью У-2 33 авиаотряда связи. Самолеты выгрузили и на грузовиках отправили в Подужемье для сборки.

Для защиты штаба и станции в Хюрюнсалми от налетов советской авиации прибыла 4-я зенитно-пулеметная рота, имевшая на вооружении 7,62-мм спаренные зенитные пулеметы m/31.

13 декабря 1939 года.

В районе Суомуссалми продолжается ожесточенный бой. Отбив попытку 759-го полка очисть дорогу Раате, финны преступили к штурму непосредственно деревни, но, в конце концов, так же потерпели неудачу. Обеспокоенное развитием ситуации в районе Суомуссалми, командование армии 13 декабря решило задействовать всю авиагруппу для непосредственной поддержки южной группы 163-й дивизии.

В 10.20 на разведку в район Суомуссалми вылетела первая пара И-15бис, летчики которой обнаружили интенсивное движение через переправу Хаукиперя и сделали ошибочный вывод об отходе противника от Суомуссалми на юго-запад. Далее авиагруппа действовала исходя из этих данных, и сосредоточила свое внимание на дорогах в треугольнике Суомуссалми, Пуоланка, Хюрюнсалми, атакуя замеченные на дорогах машины, повозки и мелкие противника. Однако низкая облачность затрудняла поиск целей, а кроме того мешала использовать для штурмовок пулеметное вооружение истребителей, т.к. не позволяла пикировать на цель. Всего истребители до часа дня выполнили 16 боевых вылетов, израсходовав 64 АО-10 и всего 500 патронов. Результаты своих ударов летчики в большинстве случаев не наблюдали, а два И-15бис вообще не смогли обнаружить цели и сбросили свои восемь бомб на своей территории в озеро Среднее Куйто.

В 13.50 еще одно звено И-15бис вылетело на разведку противника перед фронтом 662 сп в район Кусамо – Тайвалкоски. Ничего особенного летчики не обнаружили, зато обстреляли несколько замеченных по дороге  машин, затратив на это 820 патронов. В 15 часов истребители благополучно совершили посадку в Чикше, после чего полетов в этот день больше не производилось. Противодействие противник оказал весьма слабое, лишь одни И-15бис имел две пробоины.

Tags: ВВС, Зимняя война
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments