slon_76

Category:

Мурсула. Декабрь 1939...

Это история про честность и сбычу мечт. 

К 12 декабря 168-я СД вышла к главной финской оборонительной линии в Приладожье фактически всеми своими силами и завязала бои за нее. Основные силы дивизии в лице 402-го и 367-го стрелковых полков действовали на правом фланге, перед ними поставили задачу прорвать оборону противника и к исходу 13 декабря преодолеть около 15 километров и взять деревню Керисюрья, т.е. выйти на подступы к главной финской линии обороны по реке Янис-йоки (ну как предполагали в штабе 8-й армии). У действовавшего на левом фланге 462-го СП задача была поскромнее: занять Хауккаселькя и очистить от противника расположенные южнее и юго-западнее полуострова. 

Лейтенант Йоуко Ниеми
Лейтенант Йоуко Ниеми

Однако измотанная двухнедельными боями дивизия с ходу прорвать финскую оборону не смогла, завязались довольно тяжелые бои. У 462-го СП, в том числе, дела шли прямо скажем не очень. Заняв деревню Хунтилла и развернув там свой штаб, полк дальше продвигаться не смог, поскольку встретил ожесточенное сопротивление засевших на выгодных позициях по линии Хауккаселькя – Мурсула – высота 73,0 финнов. Противник там был довольно слабый, сводный отряд из подразделений Ладожской морской обороны под командованием лейтенанта Ниеми, насчитывающий около 180 человек и поддержанный батареей древних 87-мм пушек образца 1895 года. 

Однако финны были неплохо оснащены автоматическим оружием и опирались на очень выгодные позиции, расположенные на господствующих высотах, весьма себе крутые склоны которых спускались прямо в залив Ладожского озера. Превышение западного берега залива над восточным достигало 30-40 метров, что позволяло финнам держать под сильным обстрелом подходы к своей оборонительной линии. Например, 12 декабря 2-й батальон полка занял кирпичный завод на острове Локасаари, но к исходу дня был вынужден оставить его, поскольку район завода насквозь простреливался финнами из района деревни Мурсула. 

Попытки обойти Мурсулу с юга успеха не имели, поскольку там советскую пехоту встречал огонь противника с высоты 73,0 на полуострове Куйваниеми, обходу с севера мешали финские огневые точки в районе Хауккаселькя. Лишь к исходу дня 15 декабря 1-му батальону удалось закрепиться на северной окраине Хауккаселькя, вклинившись в оборону противника. В общем-то, учитывая соотношение сил, здесь финскому командованию хорошо было бы задуматься об оставлении позиции в Мурсуле и на Куйваниеми, но бросать отличные позиции пока что не хотелось. Результат себя ждать не заставил. 

Батарея 87-мм пушек ведет огонь в районе Мурсулы, декабрь 1939 года
Батарея 87-мм пушек ведет огонь в районе Мурсулы, декабрь 1939 года

В течение 16 декабря 1/462 СП в ходе тяжелого боя, доходившего до рукопашной, ворвался в Мурсулу. Дальше следует разночтения в документах самого полка, поскольку по одной версии Мурсула была полностью взята к исходу 16 декабря, а по другой – в ходе ночного боя в ночь на 17-е. Но в любом случае, расположенные на высоте 73,0 позиции оказались в полуокружении. 

Поскольку предыдущие попытки овладеть финскими позициями на высоте днем успеха не имели, решено было атаковать их ночью. Для этого был задействован 2-й батальон, силы которого были разделены на две группы: 4-я и 6-я роты под командованием комбата капитана Долинина и 5-я рота во главе с начальником штаба (старшим адъютантом) Гусевым. «Хитрый план» заключался в том, что обе группы в темноте обходили высоту с юга и затем били ей во фланг и тыл одновременно. Но план «посыпался» фактически сразу. 

Схема боя в ночь на 17 декабря.
Схема боя в ночь на 17 декабря.

В 4 утра полковая артиллерия и приданный полку 3-й дивизион 453-го артполка нанесли короткий удар по финским позициям, после чего батальон с исходных позиций рванул в обход высоты. Однако Гусев в процессе движения потерял контакт с отрядом Долинина, затем потерял ориентировку и вывел свою роту прямиком на восточный (хотя по другим данным таки южный) скат высоты, аккуратно под финские пулеметы. Последние не преминули обрушить на атакующих всю свою огневую мощь в числе двух пулеметов и некоторого количества другого автоматического оружия, заставив роту залечь. 

И тут уже финны натурально лопухнулись, решив добить атакующих, по советской версии «ободренные некоторым замешательством 5 роты». Как бы там ни было, контратакующих финнов встретил довольно мощный ответный огонь, а Гусев, приведя своих подчиненных в чувство с криками «За Сталина!» в свою очередь бросился контратаковать контратакующих. Такого поворота финны явно не ожидали (боевой опыт финских моряков на тот момент был довольно скромен) и бросились бежать к Мурсуле, о захвате которой еще видимо были не в курсе. Согласно оперсводке 462-го полка, «там они наскакивали на Шабалова [командир 1/462 СП – авт.], который гнал их обратно на юг, где их встречал т. Долинин с 4 и 6 ротой». Остатки мечущихся в темноте финнов в конце концов отошли на запад, оставив победителям весьма неплохие трофеи. 

Финские солдаты в районе Мурсулы, 15 декабря 1939 года. Обратите внимание на высоты за деревней.
Финские солдаты в районе Мурсулы, 15 декабря 1939 года. Обратите внимание на высоты за деревней.

На следующий день 462-й полк приступил к прочесыванию местности, попутно выдвигаясь на северо-запад, к реке Сюскюян-йоки. Даже к 18 декабря полностью подсчитать трофеи не получилось, в полку пришлось даже создавать специальную комиссию по учету трофеев. В числе прочего в руки бойцов полка попало три станковых пулемета, 35 винтовок, 7 «автоматов» (видимо имеются ввиду пистолеты-пулеметы) более 30000 различных патронов (в основном 7,62 мм), 150 пар лыж, 10 противогазов, 10 тонн овса, и даже 50 пар кальсон, всякое прочее белье и другое имущество. На поле боя было обнаружено двое раненных финнов, один захвачен в ходе боя и еще один добровольно перебежал на советскую сторону в ходе одной из попыток финнов отбить Мурсулу. Финский солдат бросил оружие и с криком «товарищи» побежал к советским окопам, за что немедленно получил пулю. Но в Мурсуле ему оказали первую помощь, спася ему жизнь. 

Теперь о честности. Командир 462-го СП майор Абрамов вполне мог представить конфуз с отрядом Гусева как элемент «хитрого плана». Мол так и было задумано: рота отвлекает на себя противника, давая возможность Долинину зайти ему в тыл. Но не стал, честно доложив, что заход Гусева на финские пулеметы был следствием потери контакта между отрядами. 

А теперь специальный подарок тем, кто любит порассуждать на тему «финны скрывали свои потери». Проблема этих людей в том, что никаких реальных фактов в пользу своей версии у них нет, а потому постоянно приходиться оперировать «аргументами» из серии «да как так то!» или выдумывать какие-то секретный данные Генштаба или вообще манипулировать с демографической статистикой. Впрочем, я про все это уже писал, не будем повторяться. Но мечтатели должны подпитывать свои мечты чем-то реальным. И вот ОНО! Держите, дарю. 

Согласно Оперативной сводке 462-го СП от 22.45 18.12.39 в течение дня бойцами полка было зарыто 74 (!) трупа «белофиннов». Причем именно закопали, а не там предположительно или не предположительно уничтожили. То, что все эти «умозрительные оценки» можно смело делить на 2, 3, 4 и т.д. – факт, в общем-то, очевидный для большинства из тех, кто занимался сопоставлением заявленных и реальных потерь сторон. Чего их, супостатов, жалеть… Но здесь конкретно указано, что захоронено 74 тела. 

Между тем, по финским данным в бою 17 декабря финны безвозвратно потеряли 7 человек убитыми, 6 раненными и 29 пропавшими без вести (ЖБД Салминского сектора береговой обороны). 

Выдержка из ЖБД Салминского сектора береговой обороны с указанием потерь за 17.12.39. Первый столбец офицеры, второй унтер-офицеры и третий рядовые.
Выдержка из ЖБД Салминского сектора береговой обороны с указанием потерь за 17.12.39. Первый столбец офицеры, второй унтер-офицеры и третий рядовые.

Согласно финской базе данных потерь, за 17 декабря подразделения Ладожской морской обороны безвозвратно потеряли в общей сложности 32 человека (c 15 по 18 декабря – 36), и это полностью «бьется» с вышеприведенными данными, поскольку 32 погибших + 4 взятых нами в плен и дают те самые 36 безвозвратных. 

Скриншот со страницы финской базы данных о потерях в ходе войн 1939-44 гг. (http://kronos.narc.fi/)
Скриншот со страницы финской базы данных о потерях в ходе войн 1939-44 гг. (http://kronos.narc.fi/)

Однако в отчете той самой Ладожской береговой обороны изначально было написано, что отряд Ниеми потерял около 50% своего состава, а потом кто-то аккуратно исправил 50% на 26. А поскольку мы все люди грамотные и помним, что в отряде Ниеми изначально было около 180 человек, то получаем, что 50% от них будет где-то в районе 90 человек потерь. Ой…

Отредактированная страница из отчета о боевых действиях Ладожской морской обороны.
Отредактированная страница из отчета о боевых действиях Ладожской морской обороны.

Если серьезно. Факт вообще весьма интересный сам по себе. Означает ли он, что финны 100% соврали? Увы, но все же нет. К сожалению, в первую очередь не в пользу приведенных в донесении данных о числе захороненных говорит количество захваченного оружия. Если нашими было обнаружено 74 тела, то число трофеев должно было быть как минимум не сильно меньше.  Я готов поверить, что мечущиеся в панике финские солдаты бросали оружие. Но вот в то, что они ночью, отступая в беспорядке собирали его с тел убитых – как-то не очень. Между тем, количество захваченной «стрелковки» (35+7) просто-таки удивительным образом совпадает с числом финских убитых, пропавших и раненных – 42. 

Можно, конечно, предположить, что не все погибшие были в армии, допустим в обозе могли находиться некие добровольные помощники из числа местных нестроевых... Хотя предполагать много чего можно. Имело ли смысл командованию Ладожской морской обороны занижать свои потери? Без понятия. Строго говоря, бой 17 декабря – это самое жестокое побоище, учиненное её подразделениям в ходе войны. За весь период ЛМО потеряла убитыми, умершими и пропавшими всего 76 человек, из которых фактически половину 17 декабря.  

Допустим, что финны в данном случае врут. Повлияет ли это принципиально на размеры финских потерь. Однозначно нет. За два десятка лет своей работы по теме я впервые сталкиваюсь с подобным, если не считать обратной истории, когда по свидетельству одного из участников боев за Суомуссалми с финской стороны они только похоронили после окончания боев 20 тыс. тел погибших красноармейцев, не считая тех, которых передали советской стороне или банально не нашли в лесу. Тут вранье прямо-таки 100%. 

Ну вот как-то так. 

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.