slon_76 (slon_76) wrote,
slon_76
slon_76

Categories:

Баир Иринчеев. Танки в Зимней войне.

Дочитал новую книгу Баира Иринчеева, в связи с чем спешу поделиться впечатлениями. Но для начала, поздравляю автора с выходом его очереной добротной работы.

Впечатления в целом хорошие, хотя и не совсем однозначные. Как я уже ранее говорил, не могу я понять, зачем для книги было выбрано ровно такое же название, которое имеет вышедшая еще в 2001 году работа М. Коломийца. Впрочем, это дело автора и издателя. Ни лучше, ни хуже саму книгу это обстоятельство не делает, но сравнение с книгой 2001 года явно напрашивается.

Сразу скажу, что обе книги отлично дополняют друг друга (или, скажем так, работа Коломийца позволяет закрыть некоторые пробелы, имеющиеся в книге Иринчеева), в связи с чем могу отметить, что работа Максима Коломийца, несмотря на уже солидный возраст и выход гораздо более объемной и подробной книги Баира Иринчеева, продолжает оставаться актуальной. В частности, в книге Б. Иринчеева есть состав всех принимавших участие в войне советских танковых бригад, но почему-то сведения о наличие в бригадах бронетехники даны лишь фрагментарно, нет сиска отдельных таковых бтальонов, действовавших  составе дивизий.  Отсутствуют также сведения об общем числе танков в действующей армии к началу войны, общие данные по потерям бронетехники, пополнении и движении матчасти в частях и соединениях. Полагаю, я не одинок во мнении, что подобного рода статистика была бы более чем уместна в книге о действиях советских танков в «зимней войне», но за ней придется обращаться к книге М. Коломийца.

Ладно, хватит о том, чего в книге Баира Иринчеева нет, давайте поговорим о том, что есть. Уже в первых же разделах о финских бронетанковых силах и системе ПТО обнаруживается интереснейшая информация о том, как финны планировали использовать обильные трофеи, захваченные ими в основном на второстепенных участках фронта. В частности, из трофейных танков уже в конце января решено было сформировать десять отдельных танковых взводов и одну танковую роту (правда реализация этого замысла, насколько я понял, затянулась до окончания войны и ввод в бой против Красной Армии её бывших боевых машин в «зимнюю войну» так и не состоялся). Наглядно представлен и рост числа противотанковых пушек в финской армии, так с начала войны к 20 февраля число орудий ПТО в "Армии Перешейка"(в том числе трофейные пушки) выросло с 67 до 165, а число противотанковых артиллерийских взводов с 33,5 до 79,5.

Если о финской противотанковой обороне Баир Иринчеев написал хоть и коротко, но при этом максимально информативно и понятно, то раздел о советских военных планах лично у меня вызвал некоторое недоумение. Уже в начале раздела автор заявляет «В начале ноября 1939 года советскому руководству стало ясно, что мирными переговорами финляндская проблема решена не будет, и командующий Ленинградским военным округом К.А. Мерецков получил приказ разработать план военной операции против Финляндии». Между тем общеизвестно, что Мерецков свой план представил уже 29 октября, т.е. его разработка началась как минимум в октябре (а скорее всего вообще еще в сентябре), в ноябре же командование РККА лишь корректировало план Мерецкова в сторону некоторого увеличения задействованных сил. Причем со стороны автора это вряд ли является простой опечаткой, поскольку абзацем ниже он снова повторяет, что план «в большой спешке» разрабатывался именно в ноябре.

В свете опубликованных документов не меньшее удивление вызывает предположение автора, что «советская разведка не вскрыла или не придала значения тайной мобилизации финской армии в октябре 1939 года». Вышедший в 2000 году сборник документов «Тайны и уроки зимней войны» содержит ряд документов, прямо свидетельствующих о том, что советская разведка «держала руку на пульсе» происходивших в Финляндии событий, так уже 9 октября разведсводка штаба ЛВО сообщает, что в Финляндии «8.10.1939 г. объявлен дополнительный призыв резервистов», а 13 октября – что «мобилизация вооруженных сил заканчивается. Призваны резервисты до сорокалетнего возраста». 21 октября советский военный атташе в Финляндии майор Васильев подготовил и направил в Москву информационное письмо с описанием хода мобилизации в Финляндии. О том, что эта информация учитывалась и принималась к сведению свидетельствует тот самый «план Мерецкова» от 29 октября, доклад которого начинался со слов: «По данным разведки, финская армия закончила мобилизацию к 21.10.1939 г. Призвано 18 возрастов резервистов от 22 до 40 лет. Шюцкоровцы призваны до 50 лет. Всего призвано в армию до 260 тыс. человек. Кроме того, получены сведения о призыве 5 возрастов ополчения от 40 до 50 лет. […]всего до настоящего времени выявлено до шести пех. дивизий. Учитывая, что по расчетам мирного времени ожидалось до десяти пд, можно предполагать три-четыре пд в резерве, из них: три — на направлениях Карперешейка и видлицком и одна пд — в Северной Финляндии».

Таким образом, советская разведка не только была в курсе финской мобилизации, но и достаточно точно оценивала силы отмобилизованной финской армии в целом. Другое дело, что советская разведка не смогла достаточно точно вскрыть группировку финской армии по направлениям. Так 10 ноября начальник оперативного отдела штаба ЛВО полковник Тихомиров докладывал: «Сосредоточение финской армии к границам СССР производится в двух группировках: первая — в межозерном направлении в районе Суоярви, Сортавала (Сердоболь), Салми в составе до двух пехотных дивизий, одного авиаполка, одного бронеотряда и одного тяжелого артдивизиона; вторая группировка — на Карперешейке в составе трех-четырех пехотных дивизий, одной кавбригады, трех отдельных самокатных батальонов, трех отдельных артиллерийских тяжелых дивизионов и двух авиаполков». Эти данные позволяли Мерецкову надеяться, что сил заложенных в его плане восьми дивизий 7-й армии при поддержке трех танковых бригад, нескольких полков и отдельных дивизионов тяжелой артиллерии РГК и более 1100 самолетов будет вполне достаточно для взлома финской обороны на перешейке. А Главный Военный Совет РККА в ноябре решил еще усилить 7-ю армию артиллерией, пехотой и танками. Однако сегодня мы знаем, что в действительности финская «Армия Перешейка» имела в своем составе не 3-4, а шесть пехотных дивизий с частями усиления.

Впрочем, все недостатки вводной части с лихвой компенсируются основной частью книги. Если вы ранее читали книги Баира Иринчеева, то с легкостью заметите, что и в «Танках…» он остался верен себе. Вниманию читателя представлен богатейший фактический материал о действиях советских танков на Карельском перешейке. Разделы книги рассказывают о боях на конкретных направлениях, а не о действиях конкретных соединений. Откровенно говоря, я не знаю как было бы лучше. Манера подачи материала в работе Коломийца мне тоже нравится, если не считать её излишней лаконичности (в этом отношении книга Иринчеева стоит выше «Танков…» Коломийца в разы, если не в десятки раз), большинство разделов снабжено толковыми и наглядными картами, чем книга выгодно отличается и от книги Коломийца и от «Оболганной победы…» самого Баира. Описание боев, опять же в традиционной для Баира манере, дано в основном «на низовом уровне», т.е. фактически глазами их участников, в связи с чем текст обильно усыпан отрывками из документов уровня батальон-бригада, и, конечно же, из воспоминаний участников боев. Не могу не отметить, что некоторые из них чрезвычайно захватывающие и информативные сами по себе, взять хотя бы описание боя 17 декабря А.А. Саманцером из 91-го отб 20-й танковой бригады, из которого наглядно следует, что часть танков в ходе боя прорвавшись вглубь обороны противника банально заблудилась и не могла найти направление для возвращения к своим.

Весьма подробно в книге освещена такая интересная тема, как работа химических танков РККА, откровенно говоря, я был искренне удивлен масштабом применения огнеметных танков в боях на Карельском перешейке. К слову сказать (тут претензия скорее к реакторам), в книге присутствует некая чехарда с наименованием химических танков. В основном Баир Иринчеев в отношении химических танков использует аббревиатуру ЛХТ (в частности, ЛХТ-133), но вместе с ней периодически проскальзывает и ХТ-133, и ОТ-133 и БХМ. В документах действительно зачастую разные названия одного танка могут соседствовать, но неподготовленный читатель не сразу может понять, что в данном случае речь фактически идет об одних и тех же машинах.

ЛХТ-133, он же ХТ-133, он же ОТ-133, он же БХМ-3

Опять же к просчетам редакторов я отношу отдельные случаи «выпадания» из текста номеров бригад, что несколько затрудняет чтение. К примеру, раздел «Меркки и Таасионламмет» начинается с фразы: «В январе танки бригады были приданы стрелковым дивизиям…». В предыдущем разделе речь шла о боях с участием 20-й танковой бригады, а также упоминаются 1-я и 13-я бригады. Т.е. о какой из бригад идет речь понять не так просто, нужно лезть в начало книги и по упомянутым ниже номерам танкобатов «вычислять» номер бригады (если вы, конечно, не обладаете отличной памятью и наизусть не помните, какой батальон в какую бригаду входил). К слову, в данном случае речь идет вообще о 40-й тбр.*

*Надеюсь, ув. Г. Пернавский прочитав этот "жесткий наезд" на редакторский коллектив "Тактикал-Пресс" не будет делать в мой адрес соответствующих выводов ))))

Так же большой интерес у меня лично вызвало описание попытки отправить в рейд в финские тылы подвижные танковые группы, а также довольно любопытные подробности применения на фронте опытных тяжелых танков КВ и СМК/Т-100. Автор, надо отдать ему должное, смог доступно и лаконично изложить суть изменений в тактике действий танков после осмысления результатов декабрьских боев и на конкретных примерах показать изменение результативности действий танков в феврале по сравнению с декабрем. С другой стороны, любителей рассказов про то, как Красная Армия в феврале собралась с духом и погнала финнов до Выборга, ждет разочарование: Красная Армия и в феврале продолжала наступать на те же грабли, танкистам, как и в декабре не раз приходилось во время боя вылезать из танков и увещевать пехоту продолжать атаку и т.д. и т.п. В книге содержится масса примеров, когда успешные действия танкистов и в феврале сводились на нет из-за нерасторопности или безиннициативности пехоты.

Боевые действия к северу от Ладоги рассмотрены в самых общих чертах и в основном сводятся к краткому описанию хода войны и перечислению потерь танковых частей 8-й и 9-й армий. Хотя и тут есть интересные моменты, например упоминание использования танков для буксировки повод с продовольствием по льду Ладоги из Питкяранты в район окружения 168-й сд. Да и характеристика окруженных гарнизонов 18-й сд и 34-й тбр до сих пор на русском языке, ЕМНИП, опубликована не была, хотя нечто такое Ю.Килин публиковал в Финляндии. Но в целом, на мой взгляд, это место лучше было бы использовать для более полного описания боев на перешейке. К сожалению, вне поля зрения автора остались бои за Выборг в марте 1940-го и лишь в самых общих чертах отражен ледовый десант на северное побережье Выборгского залива, хотя автор сам интригующе называет его «невиданной до селе битвой – на льду замерзшего Выборгского залива». К категории «в книге нет, но хотелось бы» можно также отнести работу штабов и тыла танковых соединений и ряд других, так сказать общих моментов. Эти моменты в книге либо вообще не затронуты, либо даны мельком и фрагментарно. Ну да и ладно, мы же понимаем, что втиснуть такой объем материала в сравнительно небольшую книгу все равно невозможно, надо чем-то жертвовать. Может в следующий раз…

Отдельное спасибо автору за главу 17, посвященную «оценке тактики, организации и боевых свойств танков». Интереснейший документальный материал.

Что касается достоверности описания событий автором, то мне тут несколько сложно судить, поскольку я собственно боями на Карельском перешейке сам никогда особенно не занимался, однако никакого диссонанса с другими работами я лично не заметил. Да и репутация Баира Иринчеева позволяет относиться к написанному им с высокой степенью доверия. Из явных ошибок самого автора в описании боев я заметил только одну. Описывая бои 1-й тбр за высоту 38,2 автор указывает, что бригада после боя 9 февраля больше высоту не атаковали, однако это не так. Части бригады участвовали в бою за высоту еще и 14 февраля, более того, приведенный в книге отрывок из доклада командира бригады Иванова о причинах неудач бригады в боях за высоту относится именно к бою 14 февраля (я видел эти строки в политонесении бригады за подписью начполитотдела Гуртового, но возможно, в политдонесении просто процитирован отчет Иванова).

Итак, подведем итог. Новая книга Баира Иринчеева наверное не во всем оправдала мои ожидания, где-то автор мог бы и получше постараться, тем более, он это умеет. Наверное в связи с пониманием последнего обстоятельства в своей краткой рецензии я уделил критике места едва ли не большее, чем описанию положительных моментов работы. Хотя на самом деле пропорции строго обратные. В целом же книга оставила самые положительные впечатления, усиленные отличной полиграфией, массой нового фотоматериала и отсутствием «боковичков» танков (не знаю почему, но почему-то я эти «боковички» не люблю, хотя и понимаю, что для довольно большой категории читателей они представляют большой интерес).
Короче говоря – брать и читать, тем более что:
А) Ничего лучше о действиях танков в «зимней войне» ни на русском, ни на каком другом языке вы не найдете
Б) С учетом качества издания, цена вполне приемлемая.
Книга Баира Иринчеева, даже в паре с одноименной работой Максима Коломийца, на «закрытие темы» ни в коем разе не претендуют хотя бы в силу изложенных выше обстоятельств. Будем наедятся, что Баир не бросит это дело и когда-нибудь напишет продолжение, ну или там «издание расширенное и правленое», надеюсь с учетом мнения благодарных читателей хотя бы в моем лице )))

Приятного чтения!
Tags: Зимняя война, книги, молодцы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 29 comments