slon_76 (slon_76) wrote,
slon_76
slon_76

Динамика потерь личного состава Красной Армии в ходе сражения за Суомуссалми. Часть 1

Как и обещал, начинаю выкладывать свою статью о потеря РККА в боях под Суомуссалми с начала "зимней войны" до середины января. Статья полностью опубликована в журнале "КЛИО", 2014, №9 здесь будет вариант без ссылок на источники, только текст.



1. Вопрос о потерях Красной Армии под Суомуссалми в отечественной и зарубежной историографии.

Название затерянной среди глухих лесов северной Финляндии старинной деревушки Суомуссалми, центра одноименного прихода провинции Кайнуу губернии Оулу, зимой 1939-1940 гг. стало широко известно во всем мире. Сражение, шедшее здесь с начала советско-финляндской войны, известной в западной историографии как «зимняя война», неожиданно для всех в первой декаде января завершилось сокрушительным разгромом вторгшихся на территорию Финляндии соединений Красной Армии. Страницы западной прессы заполнили фотографии дороги Раате, идущей от Суомуссалми к советской границе, и самого Суомуссалми, буквально усеянных брошенным имуществом, техникой и вооружением, еще недавно принадлежавшим советским 163-й и 44-й стрелковым дивизиям, входившим в состав 47-го стрелкового корпуса 9-й армии. Победителю достались огромные трофеи, одних только танков было захвачено не намного меньше, чем располагала вся финская армия к началу войны. События под Суомуссалми по праву считаются классическим примером успешных действий зимой на сильнопересеченной местности против превосходящего противника.
Для советской стороны поражение под Суомуссалми стало лишь одним из неприятных эпизодов, случившихся на второстепенном направлении. Пусть и приведший к полному срыву советских планов в отношении северной Финляндии. После небольшого разбирательства и наказания тех, кого сочли виновным, трагедию под Суомуссалми постарались забыть. В суете непростых военных будней советскому командованию было банально некогда заниматься глубоким анализом произошедшего.
В Финляндии же сражение под Суомуссалми сразу начало приобретать черты эпического события, быстро обраставшего легендами и мифами. Журналисты не жалели красок, описывая подвиги финских солдат и масштабы поражения противника. Свои воспоминания о сражении оставили сразу несколько участников событий, от командующего Северо-финляндской группы войск до офицеров пехотных батальонов, сражавшихся под Суомуссалми. Выпущенная «по горячим следам» книга командира финской 9-й пехотной дивизии полковника Х. Сииласвуо стала настоящим бестселлером, пережив четыре переиздания только в 1940 году. Эти работы явились фундаментом для формирования в 1950-1970 годы классического представления о ходе сражения и его итогах и, наряду с финскими архивными документами, в том числе трофейными советскими, легли в основу многих научных работ на эту тему.
Одним из «узких» и наиболее мифологизированным моментом в западной вообще и финской в частности историографии сражения за Суомуссалми является вопрос о величине людских потерь Красной Армии. В силу недоступности соответствующей информации из советских архивов, на протяжении нескольких десятилетий пишущие о Суомуссалми авторы были вынуждены довольствоваться собственными или чужими оценочными данными. В результате «вилка» советских потерь до начала 1970-х годов имела огромный разброс, только безвозвратные потери разными авторами оценивались от 20 до 29 тысяч человек. Это означало, что соотношение безвозвратных потерь финских и советских войск в районе Суомуссалми по западным данным колебалось в совершенно фантастическом диапазоне от 1 к 20 до 1 к 39!
К сожалению, несмотря на уже два с лишним десятилетия, прошедших с открытия отечественных архивов для широкого круга исследователей, полной ясности в вопрос о потерях РККА в боях за Суомуссалми до сих пор не внесено ни западными, ни отечественными исследователями, хотя в этом вопросе в последние годы наметился заметный прогресс.
Вопрос о величине советских потерь в сражении за Суомуссалми был поднят в начале января 1940-го года, едва завершилось само сражение. Уже 8 января финские газеты опубликовали очередную сводку Штаб-квартиры финских вооруженных сил, в которой были приведены первичные данные по захваченным в районе Суомуссалми трофеям – 102 различных орудия, 43 танка, 10 бронемашин, самолет, 20 тракторов, 278 автомашин, в том числе 16 с зенитными пулеметными установками, 1170 лошадей, 46 автоматических винтовок в числе множества других, 47 полевых кухонь. Эту информацию немедленно распространили и западные телеграфные агентства. А вскоре за этими публикациями последовали и оценки людских потерь Красной Армии в боях под Суомуссалми. 13 января газета финской Коалиционной партии «Ууси Суоми» перепечатала статью из шведской газеты «Свенска Дагбладет» под названием «Стоимость военных трофеев в Суомуссалми – около 500 миллионов финских марок». В статье, помимо прочего, утверждалось, что «по меньшей мере, 20000 русских было уничтожено или взято в плен, а часть вражеских отрядов загнана назад в лес. Только небольшой части из них удалось вернуться в Россию».
Резонанс в мировой печати получился настолько большим, что СССР вынужден был принять срочные контрмеры, которые больше походили на неуклюжие оправдания. Газета «Красная звезда» 14 января опубликовало «Опровержение Штаба Ленинградского военного округа», в котором, в частности, сообщало «Иностранные агентства, особенно же агентство Гавас… утверждают, что в боях в районе Суомуссалми 44-я советская дивизия "потеряла 14.000 человек". Это утверждение представляет сверхъестественную фантазию его незадачливых авторов. 44-я дивизия всего-то имела на фронте не более десяти тысяч человек, — как могла она потерять 14 тысяч человек? На самом деле советские войска имели здесь потери не более 900 человек, причем потери эти объясняются больше внезапно наступившими морозами, чем действиями финских войск. Но иностранные сплетники старательно умалчивают о том, что финские войска потеряли здесь убитыми и ранеными не менее 2000 человек, причем финские шюцкоры зверски добивали своих раненых, чтобы не оставить "языки" в руках советских войск». Однако в руках иностранных журналистов, помимо слов, были также веские наглядные доводы. Так американский журнал «Лайф» в конце января – начале февраля 1940 года опубликовал серию фоторепортажей с места разгрома 44-й стрелковой дивизии, на которых были запечатлены брошенная советская техника и вооружение, а также пленные красноармейцы, свидетельствующие о масштабах катастрофы, постигшей Красную Армию.
Источник происхождения сведений о советских потерях, опубликованных шведским репортером и перепечатанных финскими газетами, мы уже теперь, наверное, никогда не узнаем. Однако эти данные в том или ином виде продолжали фигурировать в финской историографии «зимней войны» еще несколько десятилетий, обрастая новыми деталями и увеличиваясь в размерах. Своего рода «рекорд» был установлен американским журналом «Милитари Ревю». В размещенной в декабрьском выпуске 1949 года статье потери Красной Армии были оценены в 27,5 тыс. человек убитыми и 1,5 тыс. пленными! Интересно, что главнокомандующий финской армией во время «зимней войны» К.Г. Маннергейм в своих мемуарах, изданных впервые в 1950 году, тактично обошел вопрос о потерях советской стороны в личном составе, указав, что «точно сосчитать потери противника не удалось, так как глубокий снег скрыл как убитых, так и замерзших». Под эти, в общем и целом оценочные данные, делались попытки подвести и фактологическую базу. Например, генерал-майор финской армии и автор нескольких книг по истории «зимней войны» и войны 1941-44 годов Вейкко Кархунен, принимавший активное участие в сражении за Суомуссалми, в 1970 году выпустил монографию о боевом пути Каянского батальона. В ней автор утверждает, что к августу 1940 года финские похоронные команды захоронили около 22,5 тысяч тел погибших красноармейцев, а еще около 300 тел было передано советской стороне в марте того же года. Кроме того, и эти данные автор не считает окончательными, поскольку часть убитых и раненных «советам» удалось вывести с поля боя.
В начале 1970 годов финский военный историк, майор Калеви Усва подготовил исследование о боевых действиях финских войск в северной Финляндии, в которой рассчитал новые цифры потерь советских войск под Суомуссалми – 22,5 тысячи человек убитыми, пленными, раненными и пропавшими без вести. Исследование было опубликовано в 1975-76 годах в Финляндии двумя частями в военно-историческом ежегоднике «Наука и оружие». Однако уже в 1971 году увидела свет одна из классических западных работ об истории советско-финской войны - «Белая смерть: эпос советско-финляндской зимней войны», принадлежащей перу американского историка Аллена Чью. В ней автор, со ссылкой на еще неопубликованную работу К. Усва, озвучил выведенные им цифры (22,5 тыс. – потери 163-й и 44-й дивизии, а также 3-го полка НКВД, в том числе около 1300 пленными). Там же приведены и данные по потерям финских войск в битве – 600 человек убитыми, 133 пропавшими без вести и около 1200 раненными. Таким образом, общее соотношение потерь понизилось до 1 к 12 в пользу финской армии.
Рассчитанные К.Усва потери вошли в изданную в конце 1970-х годов официальную финскую «Историю зимней войны» в 4-х томах, и, таким образом, отражали официальную финскую оценку советских потерь под Суомуссалми. Методика расчета, принятая Усва, подразумевала выведение общей цифры потерь путем вычисления процентов от «штатной» численности советской дивизии, которая почему-то была взята за 18 тыс. человек. Таким образом, численность 163-й дивизии вместе с корпусными частями 47-го стрелкового корпуса оценивалась в 23 тысячи человек, а её общие потери – в 25-30%, т.е. 5800-6900 человек. Потери 44-й дивизии были оценены примерно в 70% «штатной» численности. К этому стоит прибавить еще 1500 взятых в плен бойцов и командиров РККА и потери 3-го полка НКВД. Однако остается непонятным, как рассчитывались проценты потерь.
В Советском Союзе тему сражения за Суомуссалми официальная историография старательно обходила стороной. Немногочисленные работы или статьи в основном были связаны с описанием героизма бойцов и командиров Красной Армии или рассмотрением отельных аспектов или эпизодов сражения. Неудивительно, что данные о потерях в нем советских войск не публиковались, если не считать таковым упомянутое выше «Опровержение Штаба ЛВО», либо описывались в самых общих чертах. В этом отношении достаточно характерным является упоминание событий под Суомуссалми в мемуарах Маршала Советского Союза К.А. Мерецкова: «Хуже получилось с другой дивизией, переброшенной на фронт из украинских степей без предварительного обучения бойцов в условиях лесисто-болотисто-холмистой местности и глубоких снегов. Эта дивизия сражалась не на том участке, которым я в тот момент руководил, но мне рассказали о ее судьбе. Она оказалась в совершенно непривычной для нее обстановке и понесла тяжелые потери, а комдив погиб». Таким образом, приводимые западными историками данные о потерях Красной Армии на протяжении нескольких десятилетий не подвергались никакой критике со стороны советских историков и де-факто являлись единственно существующей версией, если, конечно, не считать расхождений внутри неё самой.
Постепенный сдвиг в отношении оценки советских потерь под Суомуссалми отечественными исследователями был связан с открытием архивов. Уже в 1991 году произошел своего рода прорыв в этом отношении, когда сотрудник Центрального Государственного Архива Советской Армии О.А. Дудорова опубликовала в «Военно-историческом журнале» выдержки из журнала боевых действий 44-й дивизии и данные штаба о её потерях в первой декаде января 1940-го года. Согласно этим сведениям, с 1 по 7 января дивизия потеряла 4756 человек, в том числе убитыми и пропавшими без вести 3244. Поскольку именно бои 44-й дивизии на дороге Раате в этот период (или «вторая битва при Суомуссалми» в финской историографии) являлись одним из ключевых моментов всего сражения, это означало, что все предыдущие десятилетия зарубежные исследователи существенно завышали число советских потерь. Эти же данные были опубликованы в специальном выпуске журнала «Родина» в 1995 году, подготовленном совместно российскими и финскими исследователями и историками. В целом данные о потерях 44-й дивизии за 1-7 января подвергались лишь незначительной корректировке. Так, например, в «Книге памяти» советско-финляндской войны указаны следующие сведения: дивизия потеряла убитыми около 2200 человек, пропавшими без вести— свыше 1500, ранеными — свыше 1500. Всего же с учётом больных и обмороженных из строя выбыло около 6000 человек. В вышедшей в 2009 году работе Б. Иринчеева «Оболганная победа Сталина. Штурм Линии Маннергейма» названа общая цифра потерь в 4674 человека (не учтены обмороженные), но там же содержится распределение потерь дивизии по входящим в её состав частям. Необходимо отметить также работу П.А. Аптекаря «Советско-финские войны», вышедшую в 2004 году. В ней впервые со ссылкой на документы РГВА были опубликованы сведения о потерях 163-й дивизии за декабрь, по данным автора составившие 890 человек убитыми, 1415 раненными и почти 300 обмороженными, а так же данные о потерях дивизии с 20 декабря по 1 января.
Несмотря на существенные противоречия с финскими данными, практически никто из отечественных исследователей не пытался анализировать или критически рассмотреть данные о потерях советских войск под Суомуссалми. Чуть ли не единственным исключением является кандидат исторических наук К.М. Александров, подготовивший большую статью о боевых действиях 9-й армии для сборника «Советско-финляндская война 1939-1940». Говоря о санитарных потерях 44-й дивизии он пишет: «Официальная цифра штаба дивизии за 1-7 января 1940г. – 1512 человек – не может считаться безусловной. Естественно, в вышеприведен¬ные сведения не включаются цифры потерь до 1 января 1940 г., поэтому сведения О. А. Дудоровой и П. А. Апте¬каря, оценивающих общие потери дивизии в 30 % ее лич¬ного состава, нам кажутся справедливыми только в ча¬сти безвозвратных». Далее автор утверждает, что по его подсчетам, только безвозвратные потери советских войск в секторе Суомуссалми составили «не менее 15 тыс. бойцов и командиров». Однако по каким-то причинам автор не пожелал объяснить, почему он считает данные Дудоровой и Аптекаря заниженными, и никак не раскрывает методику своих расчетов, на основании которых он вывел цифру потерь в 15 тыс. человек. Кроме того, доверие к выводам К.М. Александрова существенно снижает большое количество фактических ошибок в его статье, а также небрежность в работе с источниками. Так со ссылкой на некую хранящуюся в его личном архиве машинопись безымянного российского архивиста, автор утверждает, что безвозвратные потери 44-й дивизии «согласно отечественным архивным документам», составили 4,5 тысячи человек. При этом архивные данные о безвозвратных потерях, предоставленные О.А. Дудоровой и П.А. Аптекарем, полностью игнорируются, а противоречие никак не объясняется, хотя в вопросе санитарных потерь, как можно видеть выше, К.М. Александров ссылается именно на работы Дудоровой и Аптекаря.
Оценки потерь Красной Армии, сделанные в 1940-70-х годах, оставались актуальными для западной историографии вплоть до начала XXI века, несмотря на появившиеся российские исследования, которые по идее должны были повлиять на устоявшуюся в Финляндии точку зрения. Весьма показательно, что подготовленный в 2002 году проект мемориального комплекса павшим в сражении за Суомуссалми солдатам Финляндии и СССР подразумевал установку около 20 тысяч камней вокруг непосредственно монумента. В проекте прямо указывалось, что «для каждого погибшего солдата должен быть установлен мемориальный камень». В таком виде мемориал и был открыт в феврале 2003 года. Не менее показательно выглядит и прошедшая в марте 2004 года в Суомуссалми военно-историческая конференция. По сообщению участвовавшей в конференции начальника отдела информационного обеспечения РГВА Н.Е. Елисеевой, «острая дискуссия шла по вопросу о численности погибших. По сообщениям финских историков в боях под Суомуссалми были уничтожены две советские дивизии, и число павших достигает 25 000 человек. По данным российских историков и в соответствии с документами Российского государственного военного архива в этом районе погибло от 5000 до 7000 бойцов и командиров Красной Армии». Необходимо заметить, что на той же конференции отмечалось, что «безусловно, абсолютную цифру пока назвать невозможно — она будет установлена, видимо, только на основе поименного списка погибших».
Очевидно, не будет ошибкой утверждение, что серьезный пересмотр прежней позиции в финской историографии сражения за Суомуссалми начался только в последние десять лет. Связано это в первую очередь с публикацией на финском языке работ российского историка Ю.М. Килина (совместно с финским историком А. Раунио) и украинского историка О.И. Божко, посвященных боевым действиям в районе Суомуссалми. В этих работах даны не только подробные сведения о потерях 44-й стрелковой дивизии, но и описан ход боевых действий на основе российских архивных документов, что позволило по-новому взглянуть на некоторые аспекты сражения. В результате, вышедшие в последние годы в Финляндии работы о боях на дороге Раате, хотя и с оговорками, оперируют уже новыми данными о потерях 44-й дивизии.
Tags: Зимняя война, РККА, Суомуссалми
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments