Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

ВСЕМ ПРИВЕТ!

Меня зовут Киселев Олег Николаевич, я историк по образованию, хотя исторические исследования не являются основным моим полем деятельности. На жизнь я зарабатываю другими способами. Поэтому профессиональным историком я назвать себя не могу.
Мой блог посвящен советско-финляндской войне 1939-40 годов и разным сопутствующим темам - истории советско-финских взаимоотношений, финских вооруженных сил, истории Карелии и т.д. Здесь я размещаю в основном свои собственные статьи (как полностью оригинальные, основанные на моих личных архивных исследованиях, так и написанные для "ликбеза" на основании открытых источников), обзоры на книги, иногда интересные материалы других авторов о "зимней войне" ну и время от времени разные заметки на отвлеченные темы, по той или иной причине заинтересовавшие меня. Под катом вы можете найти архив моих основных статей, размещенных в этом журнале.


Никаких особых правил поведения в моем журнале нет, просто ведите себя прилично, не допускайте хамства и личных выпадов в адрес оппонентов - большего я от вас не прошу. Мат не приветствуется, но и не карается, если им не злоупотреблять. Политические пристрастия или убеждения поводом для бана не являются, за исключением откровенно расистских/фашистских. В остальном антикоммунист вы или сталинист, либерал или "запутинец" - мне не важно, лишь бы человек был хороший, как говорится. )))
Я вообще не собирался сначала никого банить, но, увы, это оказалось невозможным. Откровенных неадекватов приходится убирать. К счастью таковых мне попадается очень немного.

По поводу взаимофренда - я это дело не практикую, поэтому добавлять меня в ЖЖ просто ради того, чтобы я ответил тем же - бесмысленно. Если чей-то журнал мне интересен, я его читаю безотносительно того, добавил ли его хозяин меня в друзья или нет. И наоборот.

Можете смело использовать эти материалы, но желательно сообщать мне где именно. И да, при перепечатке ссылка на меня обязательна.
С уважением,
Ваш Slon_76


Collapse )

(no subject)

Еще одна история из серии «никому нельзя верить».

Меня тут просто хороший человек попросил помочь ему с разбором событий, связанных с налетом советской авиации на Котку 4.11.1943. 

Ильмари Юутилайнену за этот день приписывают 2 победы над Як-7Б. См. картинку №1 из одной из последних книжек финских "столпов" Кескинена со Стенманом. 

Collapse )

И еще про Суур-саари и поддержку финнов нашими ВВС.

В продолжение предыдущей истории.

Командиру 12-го полка береговой артиллерии подполковнику Миеттинену, оборонявшему остров, как я ранее сказал, не понравилось, как его поддержала советская авиация. Еще бы, наша авиация долбанула по финской пехотной роте в тот момент, когда она рвалась к побережью через немецкие позиции, нанеся роте потери. С другой стороны, долбили то по немецким позициям, откуда наши летчики могли знать, что финны в этот момент их атакуют.
Collapse )

Эффективность ВВС КБФ глазами финнов

15 сентября 1944 года наши ВВС оказывали финнам помощь в уничтожении высадившегося на остров Суур-саари (Гогланд) немецкого десанта. Финнам не понравилось:

"Русские также проводили свои воздушные операции не только против кораблей в море, но и на местности между Сууркюля и Похьйоискорки. Атака привела к потерям наших собственных войск, так как русские не имели представления о ситуации. Русская воздушная активность была интенсивной, но не очень качественной."

(Из отчета о боях за остров 15.09.44 командира 12-го полка береговой артиллерии)

Олег Киселев: удар по финским аэродромам 25 июня 1941 года



Речь пойдет не только про удары по аэродромоам, а вообще о вступлении Финляндии в войну.
Ну и для затравки.

Уже первые бои "Зимней войнЫ" наглядно показали, что при строительстве финских ВВС в мирное время были допущены серьезные просчеты, в частности, недооценено значение истребительной авиации. Результатом стала хроническая нехватка истребителей на фронте. С самого начала практически все наличные истребители, входившие в состав 24-й и 26-й эскадрилий, были задействованы для обеспечения ПВО тыловых районов страны, а вот войска на фронте де-факто остались без воздушного прикрытия. Армейская авиация, также лишенная истребительного прикрытия, фактически потеряла возможность действовать на фронте днем в нормальных погодных условиях.
В этой связи не вызывает удивления тот факт, что финское командование, едва получив в декабре 1939 года возможность приобретать за рубежом боевые самолеты в рамках военной помощи, основной упор делало на получение именно истребителей, современных и даже не очень. Всего в октябре 1939 – марте 1940 годов были заключены контракты или достигнуты договоренности на поставку в Финляндию 477 боевых самолетов, из которых истребителями были 331, а еще 33 – истребителями-бомбардировщиками. Однако в связи с прекращением войны в марте 1940 года и последовавшим за этим отказом Англии и Франции от дальнейших поставок, Финляндия получила в общей сложности только 165 сравнительно современных одномоторных истребителей, не считая устаревших машин этого класса, использовавшихся в качестве учебных машин.
Тем не менее, полученная техника позволила к концу войны значительно усилить финские ВВС как количественно, так и качественно. Благодаря им удалось не только перевооружить на более современные машины LLv 26, создать истребительные звенья в LLv 12 и 14, но и сформировать и вооружить в составе LeR-2 две новые истребительные эскадрильи - LLv 22 и 28. По состоянию на 15 марта 1940 года, несмотря на понесенные в ходе войны потери, непосредственно в составе LeR-2 имелось 87 истребителей (в том числе 19 неисправных), 13 их одноклассников (в том числе 3 неисправных) числилось в составе LeR-1. Еще 21 истребитель находился в ремонте или в процессе сборки на Государственном авиазаводе.
За время боевых действий, опять же благодаря поставкам из-за границы, удалось более чем вдвое увеличить общее число стволов и в ПВО Финляндии. В страну поступило 76 20-мм и 85 40-мм зенитных автоматов, а также 45 75-76-мм зенитных орудий. При этом собственная финская промышленность для ПВО за то же время смогла произвести всего 44 зенитных пулемета. Усиление финской ПВО отмечала и советская сторона. Например, в итоговом отчете ВВС Северо-Западного фронта указывалось, что с января противником большое внимание начало уделяться ПВО войск на Карельском перешейке, где было развернуто до 30-35 зенитных батарей из 45 имевшихся (к началу войны всего до 30 батарей).
В период «Зимней войны» силы Воздушной обороны Финляндии показали себя, на первый взгляд, как весьма эффективные. Согласно донесениям финских летчиков и частей ПВО, в ходе боевых действий они уничтожили более 500 советских самолетов (207 ВВС и 314 ПВО). Согласно советским данным, боевые потери ВВС РККА в ходе войны составили 269 машин (46 в воздушных боях, 106 от действий ПВО и 117 не вернувшихся из боевых вылетов), 136 самолетов были списаны в результате аварий и катастроф. Еще 89 машин по различным причинам потеряли ВВС Краснознаменного Балтийского флота. Учитывая, что часть аварий и катастроф стали прямым следствием деятельности ВВС и ПВО Финляндии, следует признать, что финские оценки советских потерь завышены примерно в полтора раза, что по меркам второй мировой войны является очень хорошим показателем. Таким образом, командование финских вооруженных сил могло быть вполне удовлетворено продемонстрированным своими летчиками и личным составом частей ПВО уровнем подготовки.
Однако, сам ход войны показал, что в существующем виде ни ВВС, ни ПВО не могут более-менее надежно прикрыть территорию Финляндии от ударов советской авиации. Практика войны показала, что ВВС и ПВО Финляндии оказались способны лишь время от времени наносить атакующим достаточно серьезные потери, но никак не отражать их налеты. Объективно говоря, с учетом количественного соотношения финских ВВС и принимавшей участие в «зимней войне» советской авиационной группировки, уже это стоит признать их большим достижением. Но тот очевидный факт, что в существующем виде финская система ПВО полноценно решать возложенные на неё задачи по защите армии и территории страны от воздушного противника не может, не остался не замеченным. ПВО требовала срочного усиления по крайней мере в численном отношении.

Об эффективности авиации.

Небольшая зарисовка о том, почему огромное количество боевых вылетов советской авиации в ходе «зимней войны» зачастую приводили к абсолютно несоизмеримым затраченным усилиям результатам.

Итак, система взаимодействия ВВС и наземных частей строилась примерно таким образом: Командиры стрелковых корпусов по итогам дня составляли заявки на использование ВВС на следующий день, которые передавали в штаб армии, который, в свою очередь, на основе этих заявок готовил план действий авиации и спускал его в штаб ВВС армии, который уже разрабатывал общий план и направлял его в штабы бригад и полков для детальной проработки. Если эта довольно неуклюжая и громоздкая схема еще кое-как работала при статичной линии фронта, то в ходе наступления начинался полный «Пэ», в виде огромных сложностей с непосредственной поддержкой своих в ходе наступления, доходившей, в том числе, до ударов по слишком резво наступающим. Естественно, никаких там «а давайте вызовем авиацию и расхреначим вон ту вот высотку с супостатами» такая схема априори подразумевать не могла. Впрочем, с этим с некоторых пор неплохо стала справляться артиллерия.

На практике это приводило к таким вот эпизодам, когда огромные усилия, затраченные ВВС на поддержку действий наземных войск, сливались в трубу по довольно нелепым причинам. 4 января командир 56-го СК подписал приказ №0171, ставящий задачи группе майора Иовлева в составе двух стрелковых полков с частями усиления на деблокаду дороги Кясняселькя – Леметти, по которой должно было идти основное снабжение войск корпуса и которая с 28 декабря была перехвачена противником. Понимая важность решения этой задачи, командующий армией отдал приказ поддержать действия майора Иовлева максимально возможными силами ВВС 8-й армии, благо что на 5 января погода работе авиации благоволила, что вообще-то было довольно редким явлением. И с утра 5 января над финскими войсками разверзся ад…
В течение дня СБ выполнили 90 боевых вылетов, некоторые эскадрильи поднимались в воздух дважды. Например, 18-й СБАП сбросил на противника 1807 штук одних только осколочных бомб калибром от 20 до 2,5 кг. Широкое применение в этот день нашли и ТБ-3, выполнившие два десятка боевых вылетов, еще 25 вылетов произвели Р-5 и ССС. При этом только 72-й САП действовал в интересах 56-й СД, небольшой частью сил наносились удары перед фронтом 168-й СД и по Мантсин-саари, а истребители 49-го ИАП патрулировали над дорогой от границы до Питкяранты, прикрывая идущие на ДОП-168 транспорты. Несколько налетов было совершено по противнику и перед фронтом 18-й СД, в частности ударам эскадрилий СБ подверглись Леппясюрья, Пюёритяя и дорога от Пюёритяя на Сюскюярви.

Основные же усилия ВВС были нацелены на поддержку Иовлва. Район дефиле озер Кота- и Пюхя-ярви, включая высоту 108,8 около полудня одномоментно отбомбились сразу 14 тяжелых четырехмоторных ТБ-3, сбросивших 222 ФАБ-100, 108 ФАБ-50, 117 АО-15, 59 АО-8, 8 АО-10 и 68 тысяч листовок. Это была самое массовое одномоментное использование тяжелых бомбардировщиков в ходе «зимней войны». Бомбардировщики действовали под прикрытием 13 истребителей 49-го ИАП. Также вскоре после полудня 7 ССС 5-го КАО атаковали две финских батареи на северных скатах 108,8. В 16 часов еще шесть ТБ-3 бомбили непосредственно высоту 108,8. Отдельные удары бомбардировщиками СБ наносились по району южнее Варпа-ярви и по северному берегу Вуортана-ярви. Цели для своих бомб, как и подразумевала действующая на тот момент система, авиаторы получили от штаба ВВС армии еще накануне, в соответствии с заявками, составленными штабами стрелковых корпусов. Таким образом, большая часть вылетов была произведена для поддержки наступления по приказу №0171. Вот только это наступление было… отменено в ночь на 5 января в силу внезапно изменившейся оперативной обстановки! Лишь повторные удары наносились уже в соответствие с новыми задачами.

В результате огромные усилия были затрачены фактически впустую. Вместо того, чтобы ударить непосредственно по позициям противника, с которыми у Иовлева прямого контакта не было (а следовательно, риск удара по своим был минимальным), ВВС работали по войсковому тылу финской группы «Тюкки» на удалении от двух до восьми километров к северу от них. Это имело бы смысл, если бы наступление шло: под удар могли бы попасть либо выдвигавшиеся к фронту резервы, либо отходившие с основных позиций войска. Но в отсутствие наступления действия, направленные на изоляцию района, лишались смысла. Фактически ВВС просто засыпали лес в тылу финских войск огромным количеством бомб. Из состава финских войск не погиб ни один человек.


На картинке вы можете видеть районы, по которым наносили удары ВВС 8-й армии и схему несостоявшегося наступления отряда Иовлева.

Естественно, штабисты как наземных частей, так и ВВС предпринимали различные попытки избавиться от подобной схемы, однако ничего принципиально иного придумать так и не смогли, а эксперименты «на коленке» зачастую приводили к совсем иным, чем задумывалось, результатам. Например, попытки на ходу менять задачи авиаполкам в соответствие с изменившейся обстановкой стали причиной нескольких случаев массовой потери ориентировки.
В общем и целом, указанная схема действовала до самого конца войны.

(no subject)

Мой многоуважаемый коллега, соредактор сайта "Войница" Алексей Максимович Афиногенов прислал мне интереснейшую статью про то, как петербургский актвист Андрей Кашкаров нашел имя неизвестного советского летчика, похороненного в Финляндии.

Молодец, Андрей, конечно. Слов нет. И в архивах поработал, и вообще. И даже фото опреативной сводки ВВС 9-й армии за интересующую дату привел. В тексте есть. "Фото: Andrei Kashkarov", между прочим. А у меня есть вот такое вот фото:

Этот ксерокс (равно как и все остальные ОС ВВС 9А) я заказывал вместе с друзьями в РГВА хрен знает когда уже, а лет пять назад Витя Рыбьяков эти ксерокопии мне отсканировал, за что ему большой рахмат. 

А вот еще интересное, за 2009 год:
https://forum.axishistory.com/viewtopic.php?f=59&t=152711&p=1328802&hilit=Golubev#p1328436
Slon-76 - это я, как вы понимаете.

Далее родственников Голубева я пытался разыскать через уважаемых Илью Прокофьева и Баира Иринчеева. Увы, безуспешно.

Осенью 2018 года тема опять неожиданно "всплыла", по этому вопросу ко мне почти одновременно обратились А.М. Афиногенов и К.Ф. Геуст (последнему, ЕМНИП, я  отослал вышеприложенный скан). А.М. Афиногенов даже написал письмо Пааво Ромппайнену с изложением событий:
https://yadi.sk/d/ZeAw6NLAV7NYsA

Т.е. уже с 2009 года все обстоятельства событий были известны и тупо гуглились в интернете. И без ложной скромности скажу, что это во многом моя заслуга. Даже если это все как-то прошло мимо упомянутых в статье лиц, Алексей Максимович в своем письме довел полную информацию до занимающего этим вопросом финна. Через которого она должна была дойти и до А.Кашкарова, волшебным образом умудрившегося сфотографировать мой собственный скан или его точную копию.
А теперь внимание, вопрос: где в статье указана моя фамилия?